Эффективные преграды для остановки низовых пожаров. О дорогах и дамбах на «Ольманских болотах»

17 травня 2019 року
м. Гомель, Білорусь

Внимательно ознакомился с содержанием статьи «В заказнике «Ольманские болота» выгорело около 10 тысяч га. Дороги и рубеж не помогли справиться с пожаром!», посвященной актуальной проблеме профилактики и борьбе с пожарами, которые наблюдаются на протяжении последних лет в уникальном природном комплексе нашей страны – заказнике «Ольманские болота». Учитывая то, что занимаюсь вопросами охраны лесов от пожаров более 25 лет, решил прокомментировать изложенные в публикации материалы.

 

Необходимо отметить, что противопожарное обустройство лесного фонда Беларуси регламентируется действующим техническим кодексом «Правила противопожарного обустройства лесов Республики Беларусь». Важнейшими задачами мероприятий по противопожарному обустройству лесов являются профилактика лесных пожаров и создание условий для их оперативного обнаружения, локализации и ликвидации. К специфике пожарной профилактики в лесах в первую очередь относится создание противопожарных барьеров (естественные и искусственные преграды) в виде заслонов и разрывов, ограничивающих распространение пожаров, а также устройство сети лесных дорог (в том числе и противопожарного назначения), которая должна обеспечивать транспортную доступность лесных участков и своевременную доставку сил и средств пожаротушения к очагам пожаров в установленное нормативное время. 
В прошлом году прошли бурные дебаты общественности, ученых, экологических служб, местной исполнительной власти, государственной лесной охраны и других ведомств о целесообразности строительства лесохозяйственных дорог на территории заказника. Высказывались различные точки зрения, вплоть до утверждения, что «Ольманские болота» засыпают строительным песком и гравием. Это, конечно, не соответствует действительности.
Несомненно, для сохранения уникального природного комплекса заказника от пожаров, которых практически невозможно избежать в природном комплексе, необходимо проводить противопожарное обустройство его территории и создавать сети лесных дорог противопожарного назначения для оперативной доставки сил и средств пожаротушения к очагам пожаров и их ликвидации. 
В связи с этим, утверждение автора публикации об отсутствии оперативности доставки участников пожаротушения к очагам горения и их ликвидации: «…тем не менее даже при этом ни дорога (шириной около 5-7 м), ни рубеж (шириной до 20 м) не стали сколь-нибудь серьезным препятствием на пути пламени…» и «…не успели по рубежу вовремя добраться до места и потушить пожар ни сотрудники лесхоза, ни МЧС. Сила ветра составляла от 4 до 6 м/с…» является необоснованным. 
При отсутствии лесохозяйственных дорог для доставки сил и средств пожаротушения на территории заказника лесные пожары могут достичь катастрофических масштабов.
Не могу согласиться с мнением автора, что «…сам по себе пожар на болоте не является катастрофой для экосистемы». Пожары, особенно в значительных масштабах, оказывают глубокое и всестороннее влияние на лесные и болотные экосистемы, в результате которых происходит трансформация природных ландшафтов, нарушаются биохимические циклы и формируются новые сообщества растений и животных.
Практика проведения лесовосстановительных мероприятий на протяжении последних лет в Полесском лесхозе свидетельствует о создании пожароустойчивых смешанных лесных культур, а не монокультуры хвойных пород (10С), как отмечается в данной публикации, а «песчаные дюны» с произрастающими на них пожароопасными сосняками лишайниковыми – горят!
В заключение необходимо отметить, что многолетняя горимость лесов (величина, определяемая отношением суммарной площади лесных пожаров ко всей лесной площади) в нашей стране значительно ниже, чем в схожих по природно-климатическим и лесорастительным условиям лесных странах Европы (Украина, Германия, Польша, Италия, Португалия, Греция, Испания и другие), что свидетельствует об эффективности противопожарного обустройства лесного фонда, оперативности обнаружения и ликвидации лесных пожаров на территории Беларуси.
Изложенные в публикации материалы тенденциозно негативно отображают проводимые мероприятия по противопожарному обустройству территории заказника (строительство лесохозяйственных дорог и дамб) и оперативность ликвидации лесных пожаров работниками государственной лесной охраны Минлесхоза и сотрудниками МЧС, что создает у читателей, не являющихся экспертами в области охраны лесов от пожаров, несоответствующее действительности ошибочное мнение о целесообразности и эффективности противопожарного обустройства территории заказника и оперативности ликвидации пожаров.
 
Три пожара за апрель
 
Крупных пожаров в апреле этого года на Ольманах было по меньшей мере три. Первый случился в начале месяца. По-видимому, пришел с территории Украины. Леса и болота здесь горели три дня – с 3 по 5 апреля. По официальным данным, от огня пострадало 474 га леса.
[БЕЛТА написало о пожаре на Ольманах 4 апреля: «…Больше всего от огня страдают леса Брестской области. По состоянию на 16 апреля, здесь было зарегистрировано 54 случая возгорания. Наиболее крупный пожар произошел в Полесском лесхозе, где 4 апреля на границе с Украиной пострадало 474 га леса…»].
Карты (рис. 1–3, 4–5) иллюстрируют развитие пожара. Примечательно, что начался он на территории Украины, а рубеж – в данном месте широкая (до 20 м) и высокая (до метра) дамба-насыпь из эоловых песков – пожар не остановил. Не успели по рубежу вовремя добраться до места и потушить пожар ни сотрудники лесхоза, ни МЧС. Леса и болота горели по обе стороны дороги. 
 
 
Рис. 4–5. Распространение пожара на Ольманских болотах 3–5 апреля. Верхняя карта от 1 апреля – до пожара. Нижняя карта от 19 апреля – контур пожара, произошедшего 3–5 апреля, – легко просматривается по темному пятну. Белая линия – рубеж на болоте, который никак не смог и не помог остановить пожар, особенно отчетливо выделяется на фоне сгоревшего болота. 
 
Источник: globalforestwatch.org.
 
Следующий относительно крупный пожар случился 13–14 апреля в районе дороги Теребличи – Держинск, одной из первых построенных на Ольманах. Судя по северо-восточному направлению ветра (Источник: world-weather.ru), он начался в районе дороги и шел в направлении юго-запада, где был остановлен или затух в болоте на второй день.
Рис. 6. Черное пятно в центре – след пожара 13–14 апреля. Возгорание распространялось от дороги в южном и юго-западном направлении. 
 
Источник: globalforestwatch.org.
 
Площадь второго пожара составила более 150 га. Примечательно, что и здесь дорога не препятствовала его распространению (а может, стала причиной?!) Начавшись западнее дороги, первоначально шел вдоль ее и на юго-запад по направлению ветра (рис. 6). Затем перешел на восточную сторону и около 700 м был уже по обеим сторонам дороги. 
Стоит отметить, что в обоих описанных случаях сильного ветра не было. Сила ветра составляла от 4 до 6 м/с (Источник: world-weather.ru). Тем не менее даже при этом ни дорога (шириной около 5–7 м), ни рубеж (шириной до 20 м) не стали сколь-нибудь серьезным препятствием на пути пламени.
Когда начался последний апрельский пожар?
 
В прессе чаще фигурирует дата 23 апреля. Однако это не так. Согласно ряду интернет-ресурсов, возгорание заметили около полудня 22 апреля на двух участках: на границе в районе украинской деревни и одноименного упрощенного пограничного пункта пропуска Березовое. В то время пожар не шел фронтом в 1 или 3 км, как это живописали некоторые должностные лица, к тому же не присутствовавшие на месте пришествия. Около полудня спутники зафиксировали несколько термоточек, число которых к вечеру увеличилось до полутора десятков! Кстати, в одной из публикаций все же указывается, что 22 апреля о пожаре, приближающемся с территории Украины, сотрудникам Полесского лесхоза сообщили пограничники.
Получается, что о пожаре стало известно, когда он еще не набрал силу. Так почему его не смогли локализовать? Почему рубеж и дорога его не остановили, если он пришел со стороны Украины? Следует отметить, что 22 апреля ветер в районе был от слабого до умеренного и составлял от 4,2 м/с утром до 6,2 м/с днем (Источники: world-weather.ru; meteoinfo.by).
Справка: 
В соответствии со шкалой Бофорта ветер со скоростью 3,4–5,4 относится к слабому (листья и тонкие ветви деревьев все время колышутся, ветер развевает верхние флаги), а 5,5–7,9 – к умеренному (ветер поднимает пыль и бумажки, приводит в движение тонкие ветви деревьев). Сильным считается ветер, скорость которого превышает 10,8 м/с.
На следующий день, когда сообщение о пожаре поступило в МЧС, его уже практически невозможно было остановить. Фактически за день 22-го и ночь на 23 апреля его площадь увеличилась в десятки раз 23–24 апреля мы с Юрой Янкевичем были на Ольманах и 23 апреля с 14 часов имели возможность наблюдать, как «оперативно» перебрасывалась техника к месту пожара со стороны Давид-Городка. Около 17 часов протарахтел болотоход. Ему до места пожара ехать больше часа. Затем, через полчаса, трактор с плугом, после — «уазик» МЧС. Еще через час, около 18:00, встретили на дороге заглохшую пожарную машину Пинского лесхоза — водитель копался под капотом. С 19 до 21 часов с разными интервалами в сторону пожара проехали еще три пожарные машины. За день 23 апреля фронт огня достиг размеров 3 на 10 км (рис. 8)! Его площадь уже тогда составила более 1 тысячи га.
 
Кроме того, возникло два новых крупных очага — у украинских деревень Заболотье и Познань. И опять ни рубеж, ни дороги не смогли и не помогли остановить их распространение. Пожар у д. Познань распространялся в последующие дни на север и на юг в пойме реки Ствиги и вскоре там угас или был потушен. Его площадь составила около 500 га.
Вернемся же к основному пожару. 24 апреля, по сообщению МЧС, возгорание тушили около 100 человек, два вертолета МЧС. Также говорилось о площади пожара около 200 га. Однако, по данным спутника, в этот день огнем в той или иной степени было охвачено более 4 тысяч га! (рис. 8)
 
Таким образом, 23–24 апреля огонь прошел путь в более чем 12 км – от границы у д. Березовое до болота Гало, пересек рубеж, две дороги, распространяясь преимущественно по засаженным соснами дюнам (мокрое болото не загорелось!). Сила ветра, по данным двух независимых источников (world-weather.ru и meteoinfo.by; meteoinfo.by/maps), составляла от 2,3–3,2 м/с утром и ночью до 5,27,5 м/с днем и вечером, то есть от слабого до умеренного. Наличие новых дорог на этом участке Ольманских болот, как и рубежа охраны, на ход пожара существенного влияния не оказало. 23 апреля, как я уже писал, возникло два новых очага, один из которых, у д. Заболотье, по площади и интенсивности сопоставим с первым.
 
Откуда пришел пожар в украинскую деревню Дроздынь?
 
24 апреля оба пожара: один начался 22 апреля у д. Березовое, а второй – 23 апреля у д. Заболотье, – соединились, взяв в кольцо две погранзаставы и несколько пунктов пропуска. К концу следующего дня, 25 апреля (рис. 11), общая площадь возгорания практически удвоилась и достигла почти 8 тысяч га.
Пожар, начавшийся у д. Заболотье 23 апреля, также не смогли остановить на рубеже. 24 апреля он прошел рубеж в сторону Беларуси, а затем 25 апреля, еще раз (!) пересек его – на этот раз в сторону Украины. В полдень подошел к д. Дроздынь 
Украинские СМИ о пожаре, приближающемся со стороны Беларуси к д. Дроздынь: korrespondent.net; zik.ua. Как видно на карте (рис. 13), в районе деревни белорусско-украинская граница образует своеобразный «угол». Именно поэтому пожар, двигаясь по прямой, дважды пересек границу и рубеж: сначала из Украины в Беларусь, а затем обратно. По сообщениям прессы, белорусские пожарные помогали украинцам отстоять деревню. Украинская пресса несколько иначе освещала этот эпизод: ukranews.com.
До деревни пожар не дошел во многом благодаря специфике местности. Деревня Дроздынь в этом месте отделена от границы с Беларусью, где простираются обширные леса и болота и откуда шла стена огня фронтом больше 3,5 км, песчаной дюны с разреженной растительностью. Вот здесь и удалось украинцам и удалось остановить пламя. Но с белорусской стороны пожар не потушили, и он продолжил распространяться на север вдоль дюны. При небольшой силе ветра (от 3 до 6 м/с) за день огнь прошел еще около 5 км. В течение 25 и 26 апреля горело два крупных дюнных комплекса, заросших сосняками севернее д. Дроздынь, на территории Беларуси.
26 апреля пожар распался на несколько отдельных крупных очагов и распространялся практически во всех направлениях: на северо-запад, на север, на восток и даже на юг. Догорали охваченные ранее огнем участки. Расползшееся по фронту на десятки километров пламя тушило более 200 человек, около 100 единиц техники и два вертолета!
И наконец, в течение вечера 26 и ночи 27 апреля продвижение пожара прекратилось. Случилось это тогда, когда он достиг открытых болот, причем по всем направлениям его распространения. Именно болота, неосушенные и ненарушенные строительством «природоохранной» инфраструктуры, смогли остановить огонь. Безопасно и бесплатно.
Заключение
Высокие чины и начальники повторяют с экранов телевизоров, в радио и на страницах государственных печатных изданий, что «…тушение пожара затруднено отсутствием дорог и труднодоступной заболоченной местностью…», пытаясь таким образом обосновать построенные и планируемые к строительству дороги в заказнике. 
Однако давайте обратимся к фактам. Во всех описанных случаях пожары возникали и распространялись либо вблизи дорог, либо до рубежа охраны (высокой и до 20-метровой ширины песчаной насыпи-дамбы). Ни в одном случае ни дороги, ни рубеж с дорогой не смогли остановить продвижение огня. Наличие дорог не помогло оперативно добраться до очагов пожаров и локализовать огонь. Каждый раз пожары проходили километры пути, охватывали от сотен до тысяч гектаров площадей, прежде чем их удавалось потушить. 
В последнем апрельском пожаре Ольманы (как весь лесоболотный комплекс, так и одноименную деревню) спасло от полного выгорания БОЛОТО, а вовсе не дороги!
При всей самоотверженности людей, брошенных на тушение пожара на Ольманах, у них бы не было шансов. Фронт последнего пожара уже на второй-третий день составлял десятки километров, площадь – тысячи гектаров. Что с этим могли сделать 200 человек с ранцевыми опрыскивателями, пара десятков пожарных машин и даже два вертолета? Только то, что они и сделали, – отстояли погранзаставы и погранпереходы, помогли деревне, оказавшейся на пути огня, безрезультатно пытались сдерживать огонь от дальнейшего расползания…
 
З повною версією статті можна ознайомитися за посиланням наведеним нижче.
 
 
За матеріалами: https://www.openforest.org.ua/116024/
 
 
Захисти дисертаційНабір на навчання (синій)_2015Регіональні навчальні заклади (синій)